Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница

- Может быть, ты тогда видел и жрицу, что пройдет с тобой через этот ритуал после того, как ты завоюешь рога, - если, конечно, Зрение не предсказало тебе смерть?

Гвидион взглянул на нее, и Ниниана невольно подумала, что с возрастом он стал еще красивее. Холодное, невозмутимое лицо юноши потемнело от сдерживаемой страсти.

- Видел. Неужто ты не знаешь, что это была ты? Ниниану пробрал озноб.

- Я не девушка. Зачем ты смеешься надо мной, Гвидион?

- И все же я видел именно тебя, - отозвался он, - и ты знаешь это не хуже меня. В ней встречаются и сливаются Дева, Мать и Смерть. Богиня может быть и Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница молодой, и старой - как пожелает.

Ниниана опустила голову.

- Нет, Гвидион, это невозможно...

- Я - ее супруг, - неумолимо произнес Гвидион, - и я добьюсь своего. Сейчас не время для девственницы - хватит с нас этой чепухи, насаждаемой священниками. Я взываю к Ней как к Матери, давшей мне жизнь и все, чем я владею...

Ниниане почудилось, будто могучий поток подхватил ее и увлекает за собой, а она пытается удержаться на ногах. Она нерешительно отозвалась:

- Но ведь так было всегда - Мать посылает оленя в путь, но возвращается он к Деве...

Но все же в словах Гвидиона был свой резон. Конечно, для участия в обряде гораздо больше подходит Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница жрица, понимающая, что она делает, чем какая-нибудь девчонка, лишь недавно пришедшая в храм и мало чему успевшая научиться, чье единственное достоинство заключается лишь в том, что она еще слишком молода, чтобы ощутить зов костров Белтайна... Гвидион говорит правду: Мать вечно возрождается и обновляется - Мать, Смерть и снова Дева, - как обновляется луна, прячущаяся среди облаков.

Ниниана снова опустила голову и произнесла:

- Да будет так. Ты заключишь Великий Брак с этой землей и со мной как с ее воплощением.

Но потом, оставшись в одиночестве, Ниниана снова испугалась. Как она могла согласиться на такое? Во имя Богини, что же за сила Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница таится в Гвидионе, что он подчиняет своей воле любого?

Неужто это наследие Артура, наследие крови Пендрагона? И Ниниану вновь пробрал озноб.

Моргейне снился сон...

Белтайн, и олени мчатся по холмам... и она всем своим существом ощущает жизнь леса, как будто каждая частичка леса сделалась частью ее жизни... Он бежит среди оленей - нагой мужчина, к голове которого привязаны оленьи рога; рога разят, его темные волосы слиплись от крови... Но он по-прежнему стоит на ногах, он нападает; вспышкой мелькает в солнечном свете летящий нож, и Король-Олень падает; его рев разносится окрест, и лес полнится воплями отчаяния...



А затем она Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница вдруг оказалась в темной пещере, и стены пещеры были расписаны теми же знаками, что и ее тело. Она была одним целым с пещерой, а вокруг горели костры Белтайна, и искры поднимались в небо... Она почувствовала на губах вкус свежей крови, а в проеме пещеры возник силуэт, увенчанный рогами... Если бы не полная луна, она и не заметила бы, что ее обнаженное тело - не стройное тело девственницы, что грудь у нее мягкая и округлая, словно после рождения ребенка, словно из нее вот-вот начнет сочиться молоко... Но ведь ее непременно должны были проверять, дабы удостовериться, что она вступит Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница в этот обряд девственной... Что же ей скажут, когда выяснится, что она пришла к Увенчаному Рогами, перестав быть Весенней Девой?

Он опустился на колени рядом с ней, и она вскинула руки, приглашая его присоединиться к обряду, познать ее тело, - но взгляд его был мрачным и затравленным. Нежные прикосновения его рук доводили ее до безумия, но он отказывал ей в ритуале силы... Это был не Артур, нет, - это был Ланселет, и он смотрел на Моргейну сверху вниз, и его темные глаза полнились той же болью, что переполняла сейчас все ее тело, и он сказал: "Если бы ты не была так похожа на Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница мою мать, Моргейна..."

Моргейна проснулась в своей комнате, испуганная, с бешено бьющимся сердцем. Рядом мирно похрапывал Уриенс. Пугающая магия сна никак не желала отпускать ее. Моргейна встряхнула головой, пытаясь прогнать наваждение.

"Нет, Белтайн уже миновал..." Она исполнила этот обряд с Акколоном, как и следовало... Она не лежала в пещере, ожидая Увенчаного Рогами... Ну почему, почему в этом сне к ней пришел Ланселет, а не Акколон, которого она сделала жрецом, Владыкой Белтайна и своим возлюбленным? Почему даже столько лет спустя воспоминание об отказе и святотатстве продолжает язвить ее до глубины души?

Моргейна попыталась взять себя в руки и снова уснуть Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, но сон не шел к ней. Так она и лежала, дрожа, до самого рассвета, пока в ее окно не проникли первые лучи летнего солнца.

Глава 11

Гвенвифар постепенно начала ненавидеть праздник Пятидесятницы - ведь каждый год Артур в этот день созывал всех своих соратников в Камелот, дабы воскресить их содружество. Но теперь, когда в этой земле установился прочный мир, а соратники рассеялись по свету, с каждым годом они все прочнее оказывались привязаны к своим домам, семьям и владениям, и все меньше их собиралось в Камелоте. Гвенвифар только радовалась этому: эти празднества слишком живо напоминали ей те времена, когда Артур еще Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница не был христианским королем, а бился под ненавистным знаменем Пендрагона. В день Пятидесятницы Артур принадлежал соратникам, а королеве не оставалось места в его жизни.

Теперь же Гвенвифар стояла за его спиной, пока Артур запечатывал два десятка приглашений, адресованных подвластным ему королям и кое-кому из старых соратников.

- Зачем ты в этом году рассылаешь им специальные приглашения? Ведь и так же ясно, что всякий, у кого нет неотложных дел, явится безо всякого приглашения.

- Но сейчас этого недостаточно, - ответил Артур, улыбнувшись жене. Гвенвифар вдруг поняла, что он начал седеть; но при его светлых волосах это было заметно, только если подойти к нему Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница вплотную. - Я хочу устроить такой турнир и такие учебные сражения, чтобы все знали: легион Артура по-прежнему готов к бою.

- Ты думаешь, в этом кто-нибудь сомневается? - удивилась Гвенвифар.

- Может, и нет. Нов Малой Британии объявился этот тип, Луций, - Боре известил меня об этом; а поскольку все подвластные мне короли приходили на помощь, когда на эту страну нападали саксы или норманны, то и я обещал помочь им, если потребуется. Он именует себя императором Рима!

- А у него есть на это право? - спросила Гвенвифар.

- Неужто не ясно? Несомненно, у него подобных прав куда меньше, чем у меня, - отозвался Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница Артур. - В Риме вот уже больше сотни лет нет императора, дорогая моя жена. Константин действительно был императором и носил пурпурное одеяние, а после него Магнус Максим переправился через пролив и сам попытался стать императором. Но он никогда более не вернулся в Британию, и одному Богу ведомо, что с ним случилось и где он погиб. А затем Амброзии Аврелиан поднял наш народ на борьбу с саксами, а после него был Утер; думаю, любой из них, как и я, мог бы назваться императором - но я предпочитаю быть Верховным королем Британии. Еще в детстве я читал кое-что об истории Рима; там не раз Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница случалось, что какой-нибудь выскочка, заручившись поддержкой пары легионов, объявлял себя императором. Но чтобы стать императором в Британии, мало штандарта с орлом! Иначе Уриенс давно бы стал императором! Я отправил приглашение и ему - мне давно хочется повидаться с сестрой.

Гвенвифар предпочла не отвечать на это замечание, - по крайней мере, впрямую. Она содрогнулась.

- Мне бы не хотелось, чтоб на эту землю вновь пришла война...

- И мне, - сказал Артур. - И я думаю, что всякий король предпочел бы мир.

- А я бы не стала говорить об этом так уверенно. Кое-кто из твоих людей только и твердит о прежних днях, когда Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница шла непрерывная война с саксами. И они недовольны тем, что вынуждены жить в союзе с этими саксами, что бы там ни говорил епископ...

- Не думаю, что им недостает войны, - с улыбкой ответил Артур. Скорее уж они тоскуют по той поре, когда мы были молоды и нас связывали узы братства. Неужто ты никогда не грустишь по тем временам, жена моя?

Гвенвифар почувствовала, что краснеет. Действительно, она с теплом вспоминала те дни, когда... когда Ланселет был ее поборником, и они любили... Христианской королеве не следовало предаваться подобным мыслям, но Гвенвифар ничего не могла с собою поделать.

- Грущу, муж мой. Но, возможно Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, грусть эта вызвана, как ты и сказал, лишь тоской по собственной молодости... Я более не молода... - вздохнув, произнесла Гвенвифар. Артур взял ее за руку.

- Для меня ты все так же прекрасна, как и в день нашей свадьбы, моя ненаглядная.

Гвенвифар почувствовала, что он говорит правду.

Но она постаралась взять себя в руки. "Я уже немолода, - подумала она, - и мне не следует вспоминать о днях, молодости и жалеть о них - ведь тогда я была грешницей и прелюбодейкой. Теперь же я покаялась и примирилась с Господом, и даже Артур получил отпущение своего греха, совершенного с Моргейной".

Гвенвифар заставила себя мыслить Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница рассудительно, как и надлежит королеве Британии.

- Значит, в эту Пятидесятницу у нас будет больше гостей, чем обычно. Мне нужно будет посоветоваться с Кэем и сэром Луканом, как их всех разместить и как устроить пир. А Боре приедет из Малой Британии?

- Приедет, если сможет, - сказал Артур. - Хотя в начале этой недели Ланселет прислал мне письмо, в котором просит позволения отправиться на помощь брату своему Борсу, ибо тот оказался в осаде. Я велел ему ехать сюда - возможно, нам всем придется выступать в поход... Теперь, после кончины Пелинора, Ланселет стал королем по праву мужа Элейны и будет оставаться им до тех Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница пор, пока их сын не вступит в пору зрелости. Еще приедут Агравейн, и Моргауза, и Уриенс - или, может, кто-нибудь из его сыновей. Для своих лет Уриенс превосходно сохранился, но и он не бессмертен. Его старший сын довольно глуп, но Акколон - один из моих старых соратников, и Уриенс велел Моргейне наставлять его.

- Мне это кажется неправильным, - сказала Гвенвифар. - Апостол сказал, что женщины должны подчиняться своим мужьям, а Моргауза по-прежнему правит в Лотиане, да и Моргейну нельзя счесть простой помощницей своего короля.

- Не забывай, госпожа моя, - сказал Артур, - что я происхожу из королевского рода Авалона. Я стал королем не только потому, что Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница происхожу от Утера Пендрагона, но и потому, что я - сын Игрейны, дочери прежней Владычицы Озера. Гвенвифар, Владычица правила этой землей с незапамятных времен, а король был всего лишь ее супругом и военным предводителем. Даже во времена римского владычества легионы сталкивались с королевами зависимых Племен, как они это называли. Эти королевы правили Племенами, и некоторые из них были искусными воительницами. Неужто ты никогда не слыхала о королеве Боадицее? Легионеры изнасиловали ее дочь, и тогда королева подняла восстание, собрала армию и едва не вышвырнула римлян с нашего острова.

- Полагаю, они ее убили, - с горечью заметила Гвенвифар.

- Действительно, убили Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница и надругались над трупом... и все же этот знак свидетельствовал, что римлянам не удержать завоеванного, если только они не признают, что этой землей правит Владычица... Каждый правитель Британии, вплоть до моего отца, Утера, носил титул, которым римляне именовали военного вождя при королеве - дукс беллорум, военный предводитель. Утер - и я после него - вступили на трон Британии по праву военного предводителя при Владычице Авалона. Не забывай об этом, Гвенвифар.

- Но я думала, - резко сказала Гвенвифар, - что с этим покончено, что ты объявил себя христианским королем и искупил свою службу волшебному народу этого нечестивого острова...

- Моя личная жизнь и моя вера - это Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница одно, - с не меньшей резкостью отозвался Артур, - но Племена идут за мной потому, что я ношу вот это! - И он хлопнул по рукояти Эскалибура, висевшего у него на боку в своих темно-красных ножнах. - Я выжил в сражениях благодаря магии этого клинка...

- Ты выжил потому, что Бог предназначил тебе обратить эту землю в христианство! - воскликнула Гвенвифар.

- Возможно, когда-то это и произойдет. Но это время еще не пришло, леди. Народ Лотиана вполне доволен правлением Моргаузы, а Моргейна королева Корнуолла и Северного Уэльса. Если бы для этих земель настал час обратиться к владычеству Христа, люди стали бы требовать себе королей вместо королев. Я Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница правлю этой землей, Гвенвифар, исходя из истинного положения вещей, а не из того, каким хотелось бы все видеть епископам.

Гвенвифар могла бы спорить и дальше, но она увидела, каким раздраженным сделался взгляд Артура, и предпочла сдержаться.

- Быть может, настанет такой день, когда даже саксы и Племена придут к подножию креста. Придет время - так сказал епископ Патриций, - когда Христос будет единственным королем над христианами, а все прочие короли и королевы будут лишь его слугами. Скорее бы настал этот день, - сказала Гвенвифар и осенила себя крестным знамением.

Артур рассмеялся.

- Я охотно стал бы слугой Христа, - сказал он, - но не слугой Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница его священников. Впрочем, среди гостей наверняка будет епископ Патриций, и ты сможешь принять его со всей почтительностью.

- А из Северного Уэльса приедет Уриенс, - сказала Гвенвифар, - и вместе с ним, конечно же, Моргейна. А из владений Пелинора - Ланселет?

- Он приедет, - заверил жену Артур. - Хотя, боюсь, если ты хочешь повидаться со своей кузиной Элейной, тебе придется съездить к ней в гости: Ланселет написал, что она снова ждет ребенка, и роды уже близки.

Королева вздрогнула. Она знала, что Ланселет редко бывает дома и проводит мало времени в обществе жены, но все же Элейна дала Ланселету то, чего не смогла дать она Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница - сыновей и дочерей.

- Сколько уже лет сыну Элейны? Он будет моим наследником, и его следует воспитать при дворе, - сказал Артур. Гвенвифар тут же откликнулась:

- Я предлагала это сразу же после его рождения, но Элейна сказала, что даже если ему и суждено когда-то стать королем, мальчику надлежит расти в простой и скромной обстановке. Тебя ведь тоже воспитали, как сына простого человека, - и это не пошло тебе во вред.

- Что ж, возможно, она права, - согласился Артур. - Но мне хотелось бы когда-нибудь увидеть сына Моргейны. Он уже совсем взрослый - ему должно исполниться семнадцать. Я знаю, он не может наследовать мне, священники Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница никогда этого не допустят, но он - мой единственный сын, и мне очень хочется хоть раз повидаться и поговорить с ним... Даже не знаю, что я хотел бы ему сказать... Но все-таки я хочу его увидеть.

Гвенвифар с трудом сдержала гневный ответ, едва не сорвавшийся с ее губ. Но все-таки она удержалась и сказала лишь:

- Ему хорошо там, где он сейчас находится. Это лишь к лучшему.

Она сказала чистую правду, но лишь произнеся эти слова, Гвенвифар поняла, что они правдивы; хорошо, что сын Моргейны растет на этом колдовском острове, куда нет хода христианскому королю. А раз он пройдет обучение Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница на Авалоне, то тем вероятнее, что никакой случайный поворот судьбы не забросит его на трон отца - и священники, и простые люди все больше не доверяют колдовству Авалона. Если б мальчик рос при дворе, то некоторые не слишком щепетильные люди могли бы постепенно привыкнуть к сыну Моргейны и счесть, что его права на престол весомее, чем права сына Ланселета.

Артур вздохнул.

- И все же мужчине нелегко знать, что у него есть сын - и так никогда его и не увидеть, - сказал он. - Возможно, когда-нибудь... - Но плечи его поникли, как у человека, смирившегося с судьбой. - Несомненно, ты права, дорогая. Ну Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, так как насчет пира на Пятидесятницу? Я не сомневаюсь, что ты, как всегда, превратишь его в незабываемый праздник.

Да, именно так она и сделает - решила Гвенвифар, разглядывая раскинувшиеся вокруг замка шатры. Огромное поле, предназначенное для воинских забав, уже было тщательно убрано и обнесено оградой; над ним реяли около полусотни знамен королей небольших государств и больше сотни знамен простых рыцарей. Казалось, будто здесь встала лагерем целая армия.

Гвенвифар искала взглядом знамя Пелинора, белого дракона, - Пелинор принял его после той победы над драконом. Ланселет приедет сюда... Она не видела его больше года, да и тогда они лишь поговорили при всем дворе. Вот Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница уж много лет они ни на миг не оставались наедине; последний раз это случилось накануне его свадьбы с Элейной - Ланселет разыскал ее, чтобы попрощаться.

Он тоже был жертвой Моргейны; он не предавал ее - они оба стали жертвами жестокой выходки Моргейны. Рассказывая ей о случившемся, Ланселет плакал, и Гвенвифар бережно хранила память об этих слезах - ведь это свидетельствовало о глубине его чувств... Кто видел Ланселета плачущим?

- Клянусь тебе, Гвенвифар, - она поймала меня в ловушку... Моргейна принесла мне поддельное послание и платок, пахнущий твоими духами. И думается мне, что она опоила меня каким-то зельем или наложила на меня Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница заклятие.

Он смотрел в глаза Гвенвифар и плакал, и она тоже не сдержала слез.

- Моргейна солгала и Элейне - сказала, будто я чахну от любви к ней... и так мы оказались вместе. Сперва я думал, будто это ты - я словно был зачарован. А потом, когда я понял, что обнимаю Элейну, я уже не мог остановиться. А потом в шатер ввалились люди с факелами... Что мне оставалось, Гвен? Я овладел дочерью хозяина дома, невинной девушкой... Пелинор имел полное право убить меня на месте... - выкрикнул Ланселет, и голос его пресекся. Взяв себя в руки, он договорил: - Видит Бог, я предпочел бы пасть Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница от его меча...

- Так значит, ты совсем не любишь Элейну? - спросила она у Ланселета. Она знала, что непростительно так говорить, но она не смогла бы жить, если б он не уверил ее в этом... Но Ланселет, сознавшись в своих страданиях, не пожелал говорить об Элейне; он лишь сказал, что в том нет ее вины и что честь требует от него приложить теперь все усилия, чтобы сделать Элейну счастливой.

Ну что ж, Моргейна осуществила свой замысел. Теперь Гвенвифар предстоит видеться с Ланселетом и приветствовать его, как родича своего мужа - и не более того. Былое безумие ушло; но все же она сможет Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница увидеться с ним - а это лучше, чем ничего. Королева попыталась выбросить эти мысли из головы. Лучше уж подумать о праздничном пире. Два быка уже жарятся довольно ли этого? Есть еще огромный дикий кабан, добытый на охоте несколько дней назад, и два поросенка - их пекут в яме; они уже начали так хорошо пахнуть, что стайка проголодавшихся детей принялась вертеться вокруг ямы и принюхиваться. А еще пекутся сотни буханок ячменного хлеба - большую их часть раз-дадут простолюдинам, что толпятся у края поля и следят за подвигами королей, рыцарей и соратников. А еще есть яблоки, запеченные в сливках, и орехи, и сладости Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница для дам, а еще медовые пироги, кролики и мелкая птица, вино... Если вдруг этот пир не удастся, то уж никак не из-за нехватки угощения!

Вскоре после полудня гости собрались все вместе; богато разряженные благородные господа и дамы потоком входили в огромный зал, а слуги разводили их на отведенные места. Соратников, как обычно, усадили за большой Круглый Стол; но сколь бы велик ни был этот стол, всех он уже не вмещал.

Гавейн - он всегда был особенно близок Артуру - представил свою мать, Моргаузу. Ее поддерживал под руку молодой мужчина, которого Гвенвифар сперва даже не узнала. Моргауза осталась такой же стройной, как Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница и прежде, а ее волосы, заплетенные в косы и перевитые драгоценностями, были все такими же густыми и пышными. Она присела в поклоне перед Артуром; король помог Моргаузе подняться и обнял ее.

- Добро пожаловать к моему двору, тетя.

- Я слыхала, будто ты ездишь только на белых лошадях, - сказала Моргауза, - и потому привезла тебе белого коня из земель саксов. Его прислал оттуда мой воспитанник.

Гвенвифар заметила, как напряглось лицо Артура, и догадалась, что это был за воспитанник. Но Артур сказал лишь:

- Вот воистину королевский дар, тетя.

- Я не стала вводить коня прямо в зал, как это принято у саксов, весело заявила Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница Моргауза. - Боюсь, владычице Камелота не понравилось бы, что ее чертоги, украшенные для приема гостей, превращают в хлев! Твоим слугам наверняка и без того хватает хлопот, Гвенвифар!

Она обняла королеву, и Гвен захлестнула теплая волна. Вблизи она заметила, что Моргауза пользуется красками и что глаза ее подведены сурьмой. Но все-таки Моргауза была красива.

- Благодарю тебя за предусмотрительность, леди Моргауза, - сказала Гвенвифар. - Но в этот зал уже не раз вводили прекрасных коней или псов, присланных в подарок моему господину и королю. Я понимаю, что все это делалось из лучших чувств, но думаю, твой конь не будет против того Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, чтобы подождать снаружи. Я сомневаюсь, что даже лучший из коней захочет знакомиться с камелотским гостеприимством - скорее уж он предпочтет пообедать у себя в деннике. Хотя Ланселет когда-то рассказывал нам историю о некоем римлянине, который поил своего коня вином из золотого корыта, надевал на него лавровый венок и оказывал ему всяческие почести...

Красивый молодой мужчина, стоявший рядом с Моргаузой, рассмеялся и заметил:

- А ведь и вправду - Ланселет рассказывал эту историю на свадьбе моей сестры! Это был император Гай Божественный. Он сделал своего любимого коня сенатором, а когда Гай умер, следующий император сказал что-то в том духе, что конь, по Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница крайней мере, не дал ни одного дурного совета и не совершил ни одного убийства. Но лучше не надо следовать примеру Гая, мой лорд Артур, если тебе вдруг вздумается дать своему коню звание соратника, где же мы найдем для него подходящее сиденье?

Артур рассмеялся от души и протянул шутнику руку.

- Не буду, Ламорак.

Лишь теперь Гвенвифар сообразила, что это за молодой мужчина, сопровождающий Моргаузу, - судя по всему, сын Пелинора. Да, до нее доходили кое-какие слухи - что Моргауза сделала его своим любовником и, не таясь, живет с ним. Как только эта женщина может делить постель с мужчиной, который ей в Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница сыновья годится? Ведь Ламораку всего лишь двадцать пять! Гвенвифар взглянула на Моргаузу с ужасом и тайной завистью. "Она выглядит такой молодой и такой красивой, даже несмотря на краску на лице, и делает все, что хочет - и ее совершенно не волнует, что об этом скажут мужчины!" Королева ледяным тоном произнесла:

- Не хочешь ли посидеть со мной, родственница? Пускай мужчины поговорят о своих делах. Моргауза пожала Гвенвифар руку.

- Спасибо, кузина. Я так редко бываю при дворе, что, конечно же, с радостью посижу с дамами и посплетничаю обо всем на свете: кто на ком женился, кто в кого влюбился и какие платья Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница сейчас в моде! В Лотиане все мое время уходит на управление страной, и я совсем не успеваю заниматься обычными женскими делами, так что для меня это большая радость.

Она похлопала Ламорака по руке, а потом, решив, что никто на них не смотрит, тайком поцеловала его в висок.

- Иди к соратникам, милый.

Королева Лотиана уселась рядом с Гвенвифар, и у той едва не закружилась голова - столь сильный аромат исходил от лент и платья Моргаузы. Гвенвифар сказала:

- Если дела государства так тебя утомляют, кузина, то почему бы тебе не женить Агравейна и не передать ему власть над Лотианом? Ведь Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница народ наверняка печалится о том, что у них нет короля...

Моргейна от души рассмеялась.

- Вот потому-то мне и приходится жить невенчанной: ведь в нашей стране король - это муж королевы. А меня это совершенно не устраивает, моя дорогая! А Ламорак слишком молод, чтобы править, - хотя с другими обязанностями короля он справляется вполне удовлетворительно.

Гвенвифар слушала Моргаузу словно зачарованная, хоть ее и терзало отвращение. Ну как могла женщина в возрасте Моргаузы выставлять себя в столь дурацком виде, связавшись с таким молодым мужчиной, как Ламорак? Но Ламорак не сводил с нее глаз, словно Моргауза была прекраснейшей и желаннейшей женщиной в мире Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница. Даже Изотту Корнуольскую - она как раз подошла к трону Артура вместе со своим мужем Марком, герцогом Корнуольским, - он удостоил лишь мимолетного взгляда. А ведь Изотта была так прекрасна, что по залу пробежал легкий гул; она была высока и стройна, и врлосы ее блестели, словно только что отчеканенная медная монета. Но Марк, несомненно, куда больше думал о ирландском золоте, которое его супруга носила на груди, и о ирландском жемчуге, вплетенном в ее волосы, чем об ее несравненной красоте. Гвенвифар подумала, что за всю свою жизнь не видала столь красивой женщины. Рядом с Изоттой Моргауза казалась потускневшей и расплывшейся - но Ламорак все Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница равно смотрел лишь на нее.

- О, да, Изотта очень красива, - заметила Моргауза. - Но при дворе герцога Марка поговаривают, будто она уделяет куда больше внимания наследнику герцога, молодому Друстану, чем самому Марку. Но кто сможет ее за это упрекнуть? Впрочем, она скромна и осторожна, и если у нее хватит здравого смысла подарить старику ребенка... впрочем, видит небо - лучше бы ей заняться этим с молодым Друстаном, - хохотнула Моргауза. - Что-то она не похожа на женщину, довольную своей супружеской постелью. Хотя я не думаю, что Марк будет требовать от нее чего-либо большего, чем наследника для Корнуолла. Полагаю, ему только этого и недостает, чтоб Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница объявить, что Корнуолл принадлежит ему, раз он им правит, а не Моргейне, унаследовавшей герцогство от Горлойса. Кстати, а где моя родственница Моргейна? Мне не терпится ее обнять!

- Она вон там, с Уриенсом, - сказала Гвенвифар, указав в ту сторону, где стоял король Северного Уэльса, поджидающий своей очереди.

- Лучше бы Артур выдал Моргейну замуж в Корнуол, - заметила Моргауза. - Наверное, он решил, что Марк слишком стар для нее. Хотя он прекрасно мог бы выдать ее за молодого Друстана - его мать приходится родней Бану из Малой Британии, и потому он состоит в дальнем родстве с Ланселетом, - и красив, почти как Ланселет, - верно Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, Гвенвифар?

Моргауза весело улыбнулась и добавила:

- Ах, я совсем забыла - ты ведь у нас такая благочестивая дама, что и не смотришь ни на кого, кроме своего венчанного мужа. Впрочем, нетрудно быть добродетельной, если твой супруг так молод, красив и благороден, как Артур!

Гвенвифар почувствовала, что болтовня Моргаузы вот-вот сведет ее с ума. Неужто эта женщина не в состоянии думать о чем-нибудь другом?

- Думаю, тебе бы стоило сказать пару любезных слов Изотте, - заметила Моргауза. - Она совсем недавно приехала в Британию. Правда, я слыхала, что она плохо говорит на нашем языке и знает лишь свой ирландский. Но Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, кроме того, я слыхала, что у себя дома она считалась госпожой трав и магии, и исцелила Друстана после сражения с ирландским рыцарем Мархальтом, хоть все вокруг и думали, что он уже не выживет. С тех пор он сделался ее верным рыцарем и поборником - по крайней мере, именно так он сам объясняет причину своих поступков, - не унималась Моргауза. - Хотя она так красива, что я бы не удивилась... Пожалуй, стоит познакомить ее с Моргейной - та ведь тоже великолепно разбирается в травах и заклинаниях исцеления. Они найдут, о чем поговорить. Кажется, Моргейна немного знает ирландский. И Моргейна тоже замужем за человеком, который годится ей Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница в отцы, - все-таки Артур дурно обошелся с ней!

- Моргейна согласилась выйти замуж за Уриенса, - неестественно ровным тоном произнесла Гвенвифар. - Неужто ты думаешь, что Артур выдал бы любимую сестру замуж, даже не спросив, чего она хочет?

Моргауза фыркнула.

- В Моргейне слишком много жизненной силы, чтоб ее устроила постель старика. А меня бы точно не устроила - особенно если бы у меня был такой красивый пасынок, как Акколон!

- Ну хорошо, пригласи леди из Корнуолла посидеть с нами, - сказала Гвенвифар, пытаясь положить конец болтовне Моргаузы. - И Моргейну тоже, если хочешь.

Похоже, Моргейну вполне устраивал брак с Уриенсом. А что бы было с ней Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница, с Гвенвифар, если б она сваляла такого дурака или рисковала своей бессмертной душой, распутничая с другими мужчинами?

Уриенс, сопровождаемый Моргейной и двумя младшими сыновьями, как раз подошел, чтобы поприветствовать Артура. Артур обнял старого короля, назвав его зятем, и расцеловал Моргейну.

- Ты собрался преподнести мне подарок, Уриенс? Но мне не нужны подарки от родственников - мне довольно твоего доброго расположения, - сказал он.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentapvythp.html
documentapvzarx.html
documentapvzicf.html
documentapvzpmn.html
documentapvzwwv.html
Документ Король-олень (Туманы Авалона - 3) 16 страница