Клинический случай Д.Самохина.

Начиналось лето. Душная Москва. Улица Бойцовская - где-то на восточной окраине столицы. Дом. Лестничная клетка. Одинокая фигура шарахнулась направо. Это был мужчина. Он ждал чего-то. Через мгновение вдруг резко повернулся и направился к другой двери. Позвонил в нее. Подождал еще несколько секунд. Опять не открыли. Несостоявшийся философ и писатель - Денис Самохин - так звали человека. За свою литературную жизнь издал несколько детективов - "Кукловод марионеток", "Амбалы", "Бритоголовые" и "Невинен только младенец".

«Сначала голова».[74] Денис поднялся выше. « Острым, как бритва, скальпелем он подрезал сухожилия на шее так, что оставался след не толще карандашной линии» Этажом выше повезло. Дверь отворила девушка. Незнакомец Клинический случай Д.Самохина. прижал ее к стенке и потребовал денег. « затем брал в руки нож мясника, чтобы отделить голову от тела на уровне первого позвонка...» Ничего не оказалось, и грабитель заставил шестнадцатилетнюю Веру позвонить соседям. Открыла соседка Юля. Ей было всего 13. «Потом принимался снимать кожу, осторожно подвигая тело и стягивая ее, как чулок, от шеи до пяток» Дальше, как признался Денис, он ничего не запомнил. Однако Юлю нашли с 5-тью ножевыми ранениями в сердце, а Вера, спасаясь, бросилась с пятого этажа. На следующий день газеты захлебывались подробностями: он добивал девочку молотком по голове, душил ее бельевой веревкой….

Мотивы и способ совершения преступления Клинический случай Д.Самохина. убийца частью взял из своих романов - таково было заключение экспертизы. Все творчество Дениса Самохина было постепенным переходом из выдуманного мира в реальный. Сначала, он смоделировал преступление на бумаге, потом осуществил. Асоциальное действие, как начало злодеяния, сначала было создано виртуально. Успех у читателя был в некотором смысле его одобрением. Следующим этапом стало само преступление. Таким образом, мы можем рассматривать творчество как приготовление к преступлению. Известны случаи, когда серийными убийцами практиковались дневниковые записи. Сначала преступления «пишутся», потом вершатся. Причем такое творчество помогает преодолеть некий моральный барьер, препятствующий насилию. В Российской газете был описан подобный случай. Маньяк, прежде чем взяться за нож, писал дневники Клинический случай Д.Самохина.:

« Автором одного из подобных "произведений" был не так давно проходивший экспертизу в Институте Сербского молодой человек, охотившийся на улицах Москвы за малолетними бомжами и проститутками. Фантазии его питались подробностями приготовления обедов из расчлененных детских тел...».[75]


documentapvqfkj.html
documentapvqmur.html
documentapvquez.html
documentapvrbph.html
documentapvrizp.html
Документ Клинический случай Д.Самохина.